Об уточнении некоторых законов Ньютона

             Дроздов-Богородичный В. В.                        

Известно, что закон притяжения Ньютона справедлив лишь для стационарных тел (двух шаров или стоячих машин, кораблей и т. д.), движущихся со средними скоростями на Земле и в небе. А для более высоких скоростей вводятся значительные поправки, и даже релятивистские эффекты по Эйнштейну.

Для чего вначале обратимся ко 2-му основному закону классической механики Ньютона F1 = mɑ [H] (I).  Полагаю, это скорее единица измерения в системе СИ физических величии, а не величина их. Потому что в нем при наличии ускорения земного или небесного тела, движущегося  по кривой линии, отсутствует реальный коэффициент ускорения, приводящий к собственному коэффициенту притяжения:

       (Рис. 1).

 

 

             О наличии собственного коэффициента притяжения практически свидетельствует нам увеличение тяжести тела летчика, превышающий в несколько раз собственный его вес при совершении петли Нестерова.                                  

 

      

 

Рис. 1.     На рисунке видно, что тангенс угла     равен сд / вс или

             tg φ = ɑ/ g:                         

                          tg φ = mv2 / r / mg = V2 / r /gα / g , где α – ускорение, равное V2 / r .

 

                  То есть, всякое ускорение имеет свой собственный коэффициент притяжения,

                          не зависимо от присутствия реального веса тела или его массы, которая

                          фактически не исчезла, а условно арифметически сократилась.

 

Правда, некоторые ученые физики утверждают, что формула Ньютона F1 = mɑ [H] есть следствие из количества движения в закономерности Ньютона. То есть, когда сила равна скорости изменения импульса, где импульс в его формулировке звучит как количество движения и выглядит так: F= m (V2 - V1) / t = ma (H), где a = (V2 – V1) / t – якобы, есть ускорение или скорость изменения скорости. Но ведь (V2 – V1) – это фактически разность линейных скоростей, хотя она еще дробится делением на время.     

Однако никакое отношение линейной скорости нельзя сравнить с движением тела по окружности или кривой линии движущегося с ускорением, скорость которого возводится в квадрат. Но при таком толковании 2-го закона Ньютона некоторых физиков, в котором ускорение тела пропорционально силе и обратно пропорционально массе, на самом деле больше отвечает первому его закону инерции. Всякое тело сохраняет состояние покоя или прямолинейного и равномерного движения, пока оно не будет выведено из этого состояния приложенной к нему силой. И разве ускорение по кривой линии a = V2 /r можно сравнить с предполагаемым ускорением a = (V2 –V1) / t?

Если предположить, что разность скоростей a = (V2 –V1) / t будет расти до бесконечности, то в этой разности не наблюдается никакого предела. Однако в материальном мире ничего беспредельного не бывает. Даже наша Земля и всё, что на ней когда-то прейдет или изменится, как утверждается в Священном Писании. К тому же всякое ускорение всегда ограничено радиусом кривизны или окружности, по которой движется тело. Значит, ньютоновское количество движение, представленное в таком виде, нельзя сравнивать с собственным притяжением движущегося тела с ускорением по кривой линии.

Вероятно и сам Ньютон не предполагал такой трактовки количества движения, на которую ссылаются некоторые современные физики, выступающие против некоторых авторских уточнений законов классической механики имени Ньютона. И неужели квадрат скорости стал уже сравним с разностью подобных ему линейных скоростей? Полагаю, во времена Ньютона не было ни самолетов, ни мотоциклов, а возможно и 2-х колесных велосипедов, кроме 3-х колесных цирковых, чтобы можно было бы отделить движение по окружности от движения по прямолинейному направлению.

 

Полагаю, необходимо учитывать, что всякое тело, находящееся вне вакуума, всегда имеет свой вес (P = mg) в зависимости от гравитационного тяготения планеты или более массивного объекта (соседнего тела). А всякое такое тело, движущееся по кривой линии, окружности или эллипсу, (Рис. 1) и имеющее ускорение,  закономерно вызывает и собственное ускорение с определенным коэффициентом своего гравитационного притяжения (P α / g собст ).

И надо бы иметь ввиду, что всякое криволинейное движение состоит из двух видов проявления: центростремительного и центробежного. Причем, центростремительное движение образуется от первоначального кругового движения или центростремительного. То есть, нет центростремительного и не будет и центробежного. Об   этом центростремительном движении даже упоминается в Ветхом Завете, когда царь Давид с помощью праща (раскрученного центростремительного движения над своей головой или орудия, которым бросали камни в неприятеля) вначале оглушил Галиафа, а потом и отрубил ему голову. Выходит, нынешные и научные законы не менее были действующими и в пролые века...


 Тогда 2-ой основной закон механики примет вид: 

 

 
 

 

или в общем виде: F3 = Рα / g собст.[ H]  (III),

         где  Рвес = mg1;

                g собст. коэффициент собственного притяжения;

                g1 – коэффициент свободного падения, зависящий от    географической  широты места, например, при нахождении тела на земной поверхности.

                       

                      

А  также:

 


            

                где - единица измерения силы F = 1 кГс (килоГрамм - сила) в старой (отмененной) системе МКГСС ­является силой, равной весу тела массой в 1 кг при нормальном ускорении g0 = 9, 80665 м / с2.

 

То есть, F0 = 1 кГс  =  mg0 [ H ], где  вес Р = mg (mg0)  равен F = [1кГс] =   [1кг· g0 ] = [H]. Тогда и формула (IV) превратится в выражение:

                  F5 = mg0 α / g собст. (V),

что и не противоречит общей формуле (II) по Дроздову.

 

Таким образом, во 2-ом основном законе механики (II и V) по Дроздову, где единица измерения величины силы ничем не отличается от единицы измерения 1кГс в  технической системе единиц МКГСС, в том числе - от МКС, МТС и СГС, отмененных в нашей стране.

Мало того, в формулах (II и V) заложен реальный вес   (Р = mg1), зависящий от величины коэффициента свободного падения на географической широте места нахождения на Земле любого тела.  Тем более что МКС является и составной частью системы СИ.

 

 
 


Кстати и формула Ньютона F1 = mɑ [H] (  ) при определении массы

m = P / g, тогда F =   m α = P α / g =   mg1 α / g1 , где Р = mg1 по форме оказывается похожей на формулу  В. Дроздова

 

 

Правда в формуле Ньютона (I) коэффициент g-1 – указывает на свободное падение тела, а в формуле Дроздова (11)  g -2собств.   - это коэффициент собственного притяжения данного тела, что далеко не одно и то же.  

То есть, наряду с естественными системами единиц (масса электрона, постоянная Планка, гравитационная постоянная и др.) в системе СИ допускается использование и технических единиц измерения 1кГс и 1000 кГс (Тонна), где удобно их применять, например, в механике, теплотехнике и других областях.

Однако  они несколько ограниченно применимы в физике. Потому что единица измерения массы  (кГ и Тонна) не является простым десятичным соотношением с единицами массы других систем  (1т.е.м. = 9,81 кг). В то время как в СИ, например,  работа - джоуль [Нм]  = 107 эрг, джоуль звуковой энергии и количество теплоты [Нм] тоже равны  107 эрг.

То есть, вместо дробных единиц измерения (9,81кг) в технических единицах измерения (т.е.м.) применяются составные единицы измерения (Нм). Например, вышеуказанная единица «джоуль» с одинаковыми степенями (107).  Конечно же, в каждом случае разумнее пользоваться наиболее удобными и разными системами измерения, а не подменять одних другими.

Хотя вместо того, чтобы использовать уже имеющиеся и хорошо зарекомендовавшие у нас единиц измерения силы поступают иначе. Как это часто и всюду делается, физики сразу же, используя прекрасный математический аппарат, начинают подбирать единицу силы так, чтобы коэффициент пропорциональности в законе Ньютона приравнивался бы к единице. Да и сама формула Ньютона при этом уточняется этим же коэффициентом пропорциональности « к »   (kF) и, разумеется, зависящим от выбранной ими единицы измерения. Выходит, гораздо легче уточнить сам закон, чем постараться найти в нем причины несоответствия теории с практически применяемыми физическими величинами.

Теперь сравним определение силы солнечного взаимодействия с одной планетой, например, Марса в принятых единицах измерения по закону притяжения Ньютона и Дроздова:

а) определим силу взаимодействия центрального источника тяготения Солнца с планетой Марса по Ньютону, который использовал астрономические наблюдения Тихо Браге: 

F6-н = G M0 m / r 2 [H]   (VI), где

                     G М0 - постоянная гравитации;

                     m - масса планеты Марса;

                     r -  расстояние между Солнцем и планетой Марса.

 

Но так как среди некоторых физиков считается, что G M0 / r 2 это есть солнечное ускорение, то Ньютон оказывается по наблюдениям Тихо Браге определил не силу F, действующую на Марс, а его вес, подобно формуле P = mg1.

в) определим аналогичную силу взаимодействия и по формуле Дроздова          

         F7-д  =  G M0 / r 2 g2 собст. [H]  (VII), где

                    α -  ускорение планеты Марса;

                g2 собст. - коэффициент собственного притяжения планеты Марса. Остальные величины, как и в вышеприведенной формуле Ньютона.

                   

 Однако формула (VII) Дроздова существенно отличается от формулы Ньютона (VI). Так, если в формулу  Дроздова вместо ускорения «α»  подставить известное выражение α = V2 / r, где расстояние «r» равно солнечному гравитационному взаимодействию, то получим совершенно иную закономерность:  

F8-д = G M0 m V2 /     r 2 r g2 собст. =   G M0 m V2 / r3 g 2собст. [H] (VIII).

Оказывается планеты и небесные тела, имеющие сами 3-х мерное объемное измерение, тоже находятся в 3-х мерном объемном измерении гравитационного взаимодействия самого Солнца (r -3), чего невозможно и предположить по формуле притяжения Ньютона в теории Н. Коперника. Ясно, что и в 3-х мерном объемном гравитационном поле находятся  и все частицы, испускаемые Солнцем и входящим в него.

И как ни странно, но, используя принцип реального удаления каждой планеты от центра тяготения Солнца, заложенный в теории Коперника, не представляет труда определить, что r-2 и r-1 в формуле (VIII) -  это есть одинаковые величины одного и того же расстояния относительно самого Солнца. Значит, и r -3- вполне закономерно.

Однако и при наличии гипотезы Солнечной воронки попробуем убедиться, что r -3 тоже присуще данной гипотезе. А такое обоснование возможно лишь в том случае, если Солнечную воронку представить в качестве одного из солнечных его гравитационных секторов, в котором и вращаются наши большие и малые планеты. Тогда каждая из планет, имеющая 3-х мерное объемное измерение будет вращаться и в 3-х мерном объемном гравитационном измерении в одном из немалых сегментов шарообразного Солнца (Рис. 2).

       Рис. 2. Изображение планеты в сегменте Солнечного сектора.

                   Причем сегмент с планетой может в пространстве

                   находится в любом направлении от центра Солнца,

                   в том числе и подобно круговому маятнику Рис.1.

 

Хотя это покажется и малоубедительным, но планета может реально двигаться с ускорением в основании солнечного сегмента с радиусом (r), удаленным от центра тяготения самого Солнца. Тогда  r -3  будет соответствовать радиусу r -3  формулы  (V III). Причем Рис.1 и 2 тоже оказываются равноценными.

Возможно, и у других авторов появятся желания на более убедительные теоретические доказательства, подтверждающие уточненную формулу (V III) В. Дроздова, с применением современных достижений высшей математики.

Теперь обратимся к универсальному закону притяжения Ньютона для двух планет (тел)  (IX) и сравним ее с уточненной формулой Дроздова    (Х) в том числе с применением формулы (III) получим     (XI)  или     (XII)

Однако существенным недостатком в формуле притяжения Ньютона (IX) является то, что при определении силы взаимодействия между 2-мя телами нет ни скоростей, ни ускорений, отвечающим равноускоренным движениям этих тел или планет. А в формулах Дроздова   (Х- XII) теоретически  и закономерно они имеются.

Наконец, не будет излишним если еще раз обратить внимание, что вместо преобразования Лоренца   (ХIII) применить солнечную спираль (коэффициент солнечного равновесия)  или (ХIV), то в вышеприведенных уточненных формулах Ньютона по Дроздову можно будет учитывать и релятивистские эффекты  по А.Эйнштейну.

Так,  сама масса в ОТО (ХV), где m - масса покоя и m-масса движения при     v = c (скорость тела, равная скорости света) не будет расти до бесконечности, чтобы один грамм вещества смог бы заполнить и всю Вселенную. Чего даже и самому сумасбродному фантасту не пришло бы в его голову. Зато с применением солнечной спирали  (ХVI) никакая масса и при скорости света не может уподобиться даже карликовой звезды.  

А так как масса всегда связана с энергией и наоборот, то (XVII)  или (XVIII) по Эйнштейну. Что и подтвердилось в следующих[ выводах; , где  - единица безмерная. Отсюда  при                           ch 1 =1,541(гиперболических).

Тогда при V = 0;  =1  → по Эйнштейну.

И релятивистские связи между импульсом и скоростью вместо формулы Ньютона P =mV связаны соотношением при  равно Значит ограничение скорости движения частиц и небесных тел в СТО Эйнштейна в уточненном преобразовании Лоренца   с применением спирали света теоретически отменяется.

То есть, не только всевозможные частицы могут летать со скоростью света, но практически появляется возможность строить и  летательные объекты типа НЛО!

Разумеется, автор предложенных некоторых уточнений законов классической механики нисколько не претендует на их исполнение. Тем более, что нынешняя наука прекрасно пользуется законами Ньютона и Эйнштейна. Однако, теоретически занимаясь изучением Солнечной системы мира, пришлось поделиться и своими представлениями в закономерностях природы. Если же появятся желающие основательно покритиковать, что-то изменить, дополнить или уточнить, то сама истина Вас вознаградит. Хотя и автору не возбраняется со временем все исправить или уточнить.

Ясно, что при отсутствии своих учеников трудно рассчитывать на продолжение любого начинания для каждого и даже самого перспективного автора.